12.05.2013

Эффект свидетеля проявляется даже в виртуальной реальности

В психологии хорошо известен эффект свидетеля, который заключается в том, что чем больше людей оказываются свидетелями какого-либо происшествия или проявления насилия, тем меньше вероятность, что кто-то из них вмешается. Впервые о нём заговорили в 1960-х гг. после широко известной истории с Китти Дженовезе. С тех пор было проведено огромное количество экспериментов, демонстрирующих этот эффект и изучающих разнообразные факторы, увеличивающие или снижающие вероятность его появления. Практически все они были построены по одному принципу: экспериментаторы разыгрывали какое-нибудь происшествие и наблюдали, как будут реагировать на него ничего не подозревающие люди. Общей проблемой таких экспериментов является то, что разыгрываемые происшествия не носили насильственного характера, например, человеку становилось плохо, в комнату начинал валить дым, пара громко ругалась друг с другом. Исследования, в которых эффект свидетеля изучался бы на реально опасных ситуациях, требующих вмешательства, как в случае с Китти Дженовезе, можно пересчитать по пальцам. Харари с коллегами инсценировали изнасилование [1], Шварц и Готтлиб разыгрывали грабёж с дракой [2] [3], Шотланд и Строу [4], а также Борофски с коллегами демонстрировали драку между мужчиной и женщиной [5], а Фишер с коллегами – сексуальные домогательства со стороны мужчины [6]. И причина понятна – из практических и этических соображений нельзя ради эксперимента создать ситуацию, которая бы реально угрожала жизни человека. Однако полученные в этих экспериментах результаты отличаются от результатов остальных исследований. Осознание ситуации как довольно опасной для «жертвы» значительно снижает проявление эффекта свидетеля. Видя, что «жертва» находится в реальной опасности, люди всё же вмешиваются в ситуацию и стараются оказать помощь. А наличие людей вокруг, не снижает, а наоборот, увеличивает вероятность оказания помощи. Это можно объяснить, например, тем, что наличие людей вокруг снижает страх и делает вмешательство в ситуацию более безопасным, а если окружающие являются знакомыми, то мы оказываем помощь ещё и потому, что не хотим выглядеть «плохими» и бессердечными в их глазах.

Для того чтобы избежать сложностей с моделированием реально опасной ситуации и этических проблем, группа исследователей под руководством Мела Слейтера использовала для исследования эффекта свидетеля виртуальную реальность [7]. В эксперименте участвовали 40 болельщиков футбольного клуба Арсенал. Они входили в виртуальный бар и несколько минут беседовали о футболе с виртуальным посетителем бара. В половине случаев виртуальный собеседник был одет в майку болельщика Арсенала и с энтузиазмом говорил об этой футбольной команде. В другой половине он был одет в простую майку красного цвета и демонстрировал нейтральное отношение к Арсеналу. Через несколько минут этого разговора другой виртуальный человек, также сидевший в этом баре, подходил к первому и начинал с ним спорить. Далее спор обострялся и переходил в физическое столкновение. При этом в половине случаев «жертва» смотрела на испытуемого, ища у него помощи.

Ролик с примером того, как всё это выглядело:

Основной вопрос, волновавший исследователей, был в том, вмешаются ли в этот конфликт испытуемые? Результаты показали, что в целом эффект свидетеля продемонстрировала половина испытуемых. Однако чаще и активнее испытуемые вмешивались в ситуацию в том случае, если «жертва» также как и испытуемые была болельщиком Арсенала и одновременно взглядом искала у них помощи.


При этом, когда «жертва» также как и испытуемые была болельщиком Арсенала, действия испытуемых были более конфронтационными, направленными против «агрессора», а когда «жертва» не имела ничего общего с испытуемыми, их действия были направлены скорее на разрядку ситуации. Другими словами, в случае «нападения» на своего испытуемые принимали его сторону. Поэтому если вы когда-нибудь попадёте в подобную ситуацию, и вам потребуется помощь, лучше не ждать её со стороны прохожих, а самому активно за ней обращаться, при чём обращаться эффективнее к тем прохожим, которые хотя бы чем-то похожи на вас.

_______________________________________________
[1] Harari, H., Harari, O., & White, R. V. (1985). The reaction to rape by American male bystanders. Journal of Social Psychology, 125(5), 653–658. doi: 10.1080/00224545.1985.9712039 [PDF]

[2] Schwartz, S. H., & Gottlieb, A. (1976). Bystander reactions to a violent theft: Crime in Jerusalem. Journal of Personality and Social Psychology, 34(6), 1188–1199. doi: 10.1037//0022-3514.34.6.1188 [PDF]

[3] Schwartz, S. H., & Gottlieb, A. (1980). Bystander anonymity and reactions to emergencies. Journal of Personality and Social Psychology, 39(3), 418–430. doi: 10.1037//0022-3514.39.3.418

[4] Shotland, R. L., & Straw, M. K. (1976). Bystander response to an assault: When a man attacks a woman. Journal of Personality and Social Psychology, 34(5), 990–999. doi: 10.1037//0022-3514.34.5.990 

[5] Borofsky, G. L., Stollak, G. E., & Messe, L. A. (1971). Sex differences in bystander reactions to physical assault. Journal of Experimental Social Psychology, 7(3), 313–318. doi: 10.1016/0022-1031(71)90031-x

[6] Fischer, P., Greitemeyer, T., Pollozek, F., & Frey, D. (2006). The unresponsive bystander: Are bystanders more responsive in dangerous emergencies? European Journal of Social Psychology, 36(2), 267–278. doi: 10.1002/ejsp.297 [PDF]

[7] Slater, M., Rovira, A., Southern, R., Swapp, D., Zhang, J. J., Campbell, C., & Levine, M. (2013). Bystander Responses to a Violent Incident in an Immersive Virtual Environment. Plos One, 8(1), e52766. doi: 10.1371/journal.pone.0052766 [PDF]

Также читайте:
Повторение эксперимента Стэнли Милгрэма о повинуемости в виртуальной реальности
Подробности убийства Китти Дженовезе сильно преувеличены

Комментариев нет:

Отправить комментарий