23.12.2012

Сравнительные исследования понимания намерений и действий других



Какое, на Ваш взгляд, психологическое научное исследование, проведённое (опубликованное) за последние 10 лет (2002–2012), является самым значимым и важным?

Александр Поддьяков:  
Мне кажется, что в число очень важных достижений психологии последнего (и предпоследнего) десятилетия надо включить исследования М. Томаселло и его группы. Он занимается сравнительной психологией развития (developmental and comparative psychology). Провел красивые сравнительные эксперименты, в которых изучалось понимание намерений и действий других субъектов обезьянами и людьми (детенышами обезьян и человеческими детьми), их готовность-неготовность к кооперации. (Для эффективной кооперации необходимо понимание другого субъекта – его намерений и действий.) 

Среди прочего, Томаселло показал, что в отношении ориентации в физическом мире детеныши обезьян и человеческие дети находятся примерно на одинаковом уровне лет до двух (например, довольно сходно решают механические головоломки). Но! – человеческие дети очень быстро, еще до двух лет, начинают намного превосходить обезьянчиков в отношении социального познания, понимания намерений другого и готовности кооперироваться (даже страсти  кооперироваться).

Помню видео, который Томаселло показывал на конгрессе в Берлине в 2008 г. Экспериментатор кладет в середину небольшого коврика игрушку и затем дает края этого коврика мальчику лет полутора (или даже младше, не помню) в руки, а за противоположные края берется сам. Оба сидят на полу. Экспериментатор начинает потряхивать свой край коврика, игрушка начинает немного подскакивать. Ребенок, подражая, начинает делать то же самое со своей стороны, причем весьма синхронно со взрослым, и так они и подбрасывают игрушку на этом «батуте», причем ребенку это дело явно очень нравится. Но взрослый в какой-то момент выпускает свой край, опускает руки. Ребенок встает, подходит ко взрослому, вкладывает игрушку в его руку, показывает на коврик (продолжаем, мол).

В аналогичном эксперименте шимпанзенок того же возраста понимает, что с ним хотят поиграть, но прелести в синхронной кооперативной деятельности не находит. Он бросает вложенный ему в руки край коврика, заваливается на спину, улыбается, подставляет пузо. Нет нужды говорить, что для последующей совместной переноски бревна (на «раз» – взяли, а потом сбросили в нужном месте тоже одновременно, иначе другого зашибет концом) или, еще позднее, для организации эксперимента на большом адронном коллайдере, где заняты тысячи людей, исходная (возможно, генетически обусловленная) страсть, удовольствие от кооперации имеют ключевое значение.

Подчеркнем: высшие обезьяны, как и люди, очень неплохо понимают чужие намерения – и дружественные, и враждебные. Томаселло показывал замечательное видео, где экспериментатор как бы пытается просунуть конфету через узкое окошко в клетке шимпанзе, но все время роняет, роняет и роняет. В одном случае он действует так, словно он очень старается, но у него не получается. У него сосредоточенное выражение лица, он старательно доносит конфету почти до самого отверстия, уже начинает пропихивать, но роняет, выражая мимикой и вздохами досаду, и начинает сначала. Во время всех этих попыток обезьяна не отходит от отверстия, вытягивает губы, пытаясь перехватить падающую конфету, горестно вздыхает при падениях – в общем, участвует и сопереживает.
Во втором случае экспериментатор физически производит те же самые действия руками, но мимикой показывает, что дразнит обезьяну – поднесет и издевательски выронит. Та очень быстро уходит в угол клетки и отворачивается – обиделась.

Но, доказывает Томаселло, это понимание чужих намерений, как, допустим, и кооперация на охоте (шимпанзе устраивают групповую охоту на мартышек), обслуживает у обезьян в основном эгоистические цели (обезьяна, поймавшая и убившая мартышку, делится вынужденно и старается этого избежать). У человека же понимание намерений и действий, кооперация носят (не всегда, разумеется) менее эгоистический, более бескорыстный характер.

Важное пояснение – обезьяны, как и многие другие групповые животные, могут действовать альтруистически (например, бросаться на хищника, жертвуя собой и прикрывая отход стаи). Томаселло же говорит о бескорыстной, неэгоистической кооперации и готовности делиться информацией, имеющейся у человека – в отличие от обезьян. (Хотя и у человека – опять-таки не всегда: как он говорил в своем докладе, все эти замечательные вещи работают внутри группы, но не распространяются на чужих, на «тех, кто живет на другом берегу», – тут отношения между группами людей такие же, как между двумя стаями шимпанзе, которые могут и поохотиться за молодью другой стаи.)

_______________________________________________
На русский переведена книга:
Томаселло, М. (2011). Истоки человеческого общения. Пер. с англ. М.В. Фаликман, Е.В. Печенковой, М.В. Синицыной, А.А. Кибрик, А.М. Карпухиной. М.: Языки славянских культур.

На его личной странице можно скачать много всего, в том числе нового. Он щедро делится. Потенциальные читатели для него – «на том же берегу».


Поддьяков Александр Николаевич – доктор психологических наук, профессор факультета психологии НИУ Высшая школа экономики.

1 комментарий:

  1. Действительно, интересное исследование.

    ОтветитьУдалить