12.12.2012

От гедонистического к эвдемоническому пониманию счастья

Какое, на Ваш взгляд, психологическое научное исследование, проведённое (опубликованное) за последние 10 лет (2002–2012), является самым значимым и важным?

 
Евгений Осин:   
Для меня самым важным выглядит то, что позитивная психология в последние 10 лет постепенно движется от “онтологии изолированного индивида”, как её назвал Ф.Е. Василюк – психологии, которая изучает человека как бы вакууме, в отрыве от его жизненных отношений, к изучению человека как существа по сути своей социального, связанного с другими людьми. И появляются исследования, подтверждающие эти идеи, которые давно ещё высказывали Э. Фромм, С.Л. Рубинштейн и другие авторы (не только марксистской ориентации, но марксисты в первую очередь).

Пара примеров:

Эксперименты Барбары Фредериксон по loving-kindness meditation: если человек тратит время и совершает усилия, направленные на то, чтобы построить в себе позитивное отношение к другим людям, научиться относиться к ним с любовью и добротой, это существенно улучшает его собственное эмоциональное состояние и способствует его развитию1.

Корреляционные исследования Эдварда Деси и коллег по поддержке автономии, показывающие, что отношение к другому, когда человек не стремится контролировать своего друга, партнёра, коллегу, ученика и др., а позволяет тому быть самим собой, поддерживает его автономию, связаны с более высокими уровнями психологического здоровья и благополучия2.

Всё это ведёт нас в сторону построения концепции счастья, которое выходит за пределы счастья, понимаемого как удовольствие от удовлетворения потребностей. Динер и др. показали существование так называемого hedonic treadmill: чем больше ты удовлетворяешь потребности, тем больше тебе нужно для их удовлетворения, и уровень счастья не меняется. А счастье эвдемоническое, связанное со спецификой отношений человека с миром и с другими людьми, гораздо более сложный процесс – оно может включать в себя разные эмоции, не только позитивные, но и негативные (страдание, со-страдание), но приносит устойчивое чувство fulfillment. Я думаю, что в ближайшие годы такая концепция счастья появится.

В эту же копилку попадают и результаты нашего с Илоной Бонивелл исследования, которые скоро будут опубликованы: мы операционализировали с помощью опросника эвдемоническое счастье как 3 тесно связанных переживания: 1) чувство глубокой радости и удовлетворения от жизни, 2) чувство, что ты на верном пути, твоём собственном пути по жизни, 3) чувство, что твоя жизнь связана с чем-то большим, чем ты сам. И мы показали, что истоками этого переживания являются, с одной стороны, автономия, которая опирается на способность совершать усилие и откладывать удовлетворение потребностей, и, с другой стороны, смысл, который становится результатом открытости миру, а его результатом – ощущение, что твоя жизнь вносит вклад в нечто большее (мир, общество, жизнь других людей и т.п.). Эвдемоническую жизнь можно определить как жизнь, связанная с совершением усилия, направленного на благо других, которая приносит устойчивое чувство счастья и вносит вклад в нечто большее.


_______________________________________________


Евгений Николаевич Осин – кандидат психологических наук, доцент факультета психологии НИУ Высшая школа экономики.

Читать ответы других экспертов

4 комментария:

  1. мне кажется, будет ли счастлив человек от того, что делает счастливыми других, зависит от уровня его сознания.
    В Ведах говорится, что челом управляют гуны.
    Так вот, кто в благости - тот счастлив альтруизмом, а кто в невежестве - -тот радуется несчастьям других

    ОтветитьУдалить
  2. Спасибо!
    А где можно будет более подробно познакомиться с вашим исследованием совместно с Бонивелл? Очень хочется взглянуть на опросник :-)
    С уважением,
    Андрей Онучин

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Андрей, статья Евгения еще не вышла. Когда она опубликована, я напишу об этом здесь.

      Удалить
  3. Сложным языком пишите (

    ОтветитьУдалить